УЧАСТВУЙТЕ В ОПРОСАХ


Результаты опроса

Требование о признании права собственности г.Москвы на недвижимое имущество

12.12.2011

Требование о признании права собственности города Москвы на недвижимое имущество как на относящееся к объектам, включённым в приложение №3 к Постановлению Верховного Совета РФ от 27.12.91 г. №3020-1, не подлежит удовлетворению, если не подтверждены назначение и характер использования данного имущества, а само имущество на момент рассмотрения спора не находится в фактическом владении истца.

Департамент имущества обратился с иском к обществу с ограниченной ответственностью о признании права собственности г. Москвы на нежилое помещение и признании недействительным свидетельства о регистрации права собственности общества на указанное помещение.

Исковые требования мотивированы тем, что право собственности у первого приобретателя (ТОО «КЛОС») не возникло, поскольку договор купли-продажи, заключенный между ТОО «КЛОС» и Фондом имущества города Москвы, сфальсифицирован и в силу статей 166, 167 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) является ничтожной сделкой, поэтому не влечет правовых последствий. Факт фальсификации указанного правоустанавливающего документа установлен криминалистической экспертизой, назначенной по уголовному делу, возбужденному по факту незаконного завладения имуществом города Москвы. Подлинника этого документа следствием не обнаружено.

Все последующие сделки с указанным имуществом также ничтожны, поскольку оно отчуждалось лицами, не являющимися собственниками, в связи с тем, что право собственности ответчика на спорные помещения не возникло, и они являются собственностью города Москвы.

Решением, оставленным постановлением апелляционной инстанцией без изменения, исковые требования удовлетворены.
Суд кассационной инстанции отменил решение и постановление апелляционной инстанции, указав при этом, что, вследствие неправильного формулирования истцом предмета и основания иска, судом первой и апелляционной инстанции были рассмотрены и удовлетворены требования по основаниям, не соотносимым с предметом требования, при избрании истцом ненадлежащего способа защиты.

Предъявление требования о признании права имеет целью устранить все сомнения в принадлежности права тому или иному лицу. Право собственности является вещным правом и как вещное право защищается вещным иском. Это означает, что условием предъявления иска является отсутствие обязательственных отношений между истцом и ответчиком, иными словами, стороны спора не должны иметь иной связи, кроме самой вещи.

По общему правилу, при предъявлении иска о признании права собственности истец, как лицо, претендующее на признание себя собственником определенного имущества, должен в силу ст. 218 ГК РФ доказать наличие определенных юридических фактов, которые образуют основание его права собственности.

В силу ст. 217 ГК РФ, при приватизации государственного и муниципального имущества предусмотренные настоящим Кодексом положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законом о приватизации не предусмотрено иное.

Иск сформулирован как требование о признании права собственности, при этом в качестве основания заявленного требования со ссылкой на ст. ст. 167, 168 ГК РФ указано на недействительность сделки (договора купли-продажи нежилого помещения, заключенного между Фондом имущества г. Москвы и товариществом с нарушением требований Закона РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ»), а также всех последующих сделок, заключенных в отношении спорного нежилого помещения, то есть имеет место явное несоответствие основания иска его предмету.

Суды не рассматривали вещно-правовой иск, а исследовали вопросы законности сделки приватизации и всех последующих сделок, по существу рассмотрев не заявленное истцом требование о признании ряда сделок недействительными, которое удовлетворил на основании ст. ст. 209, 167 и 168 ГК РФ. Данное действие суда является нарушением требований ст. 49 АПК РФ.

Принимая решение о признании недействительным зарегистрированного права общества, при том, что истцом было заявлено требование о признании недействительным свидетельства о регистрации права собственности, суд мотивировал